Восстание Карасакала

Решивший воспользоваться бедственным положением башкир, вынужденных снова начать вооруженную борьбу, хан Абельхаир сначала поинтересовался силами российских войск. А когда убедился, что сил этих достаточно и невозможно их победить, оставил свою мысль. Но башкиры все больше стремились выйти из бедственного положения с помощью военной поддержки со стороны. Этим воспользовался мулла, прозванный в истории башкир Карасакалом.

Карасакал — мулла Миндегул, по происхождению из юрматынских башкир. Показал свой боевой характер в прошедших бунтах под предводительством Киль-мяк-абыза и Акая Кучума. А когда бунтовщики были разгромлены и казнены, сумел спастись. Съездил в Мекку, принял хадж. Он считался одним из наиболее образованных мулл своего времени. В свои тридцать два года был крепким, хорошо ездил верхом, отлично стрелял из лука, умел убеждать. Несколько лет жил вдалеке от родины и, вернувшись, узнал, что Абельхаир-хан готовился начать новую войну, но потом оставил эту идею. Карасакал решил воспользоваться случаем и назвал себя родственником хана Джунгарии, принявшего мусульманство. Назвавшись Султангиреем, в доказательство этому показал достаточное количество шэжэре. Бывшие его соратники в основном погибли. Остальные, хотя и знали его настоящее имя, поддержали самозванца, показав его Султангиреем. Обещал поддержку Джунгарии, казахов, вдобавок к этому — помощь Турецкого султана. Башкиры поверили ему, и в 1740 году началось новое восстание. Бунт Карасакала закончился неудачно, надежды руководителей на восстановление Казанского и Астраханского ханств окончательно рухнули, однако восстание показало объединение двух разных сил, как было и раньше. Простые башкиры воевали за свое существование, верхние слои (в основном муллы и прогнанные старшины) в борьбе за власть объединились против общего врага. Карасакал был умным, хладнокровным предводителем. Но поскольку цели у верхних слоев и у нижних масс были разные и из-за того, что у башкир не было достаточно оружия, и этот бунт был жестоко подавлен. Даже по официальным отчетам, во время и после подавления бунта было сожжено 696 башкирских деревень, 16 634 башкир убито, 4 тысячи отправлены в каторгу, 9 200 женщин и детей отданы в крепостные, отобрано 20 тысяч голов коней и коров, много денег уплачено в виде штрафа. Это только данные, занесенные в официальные бумаги, на самом деле грабежей и убийств было еще больше.